Новости   |   Работа   |   АВТОзерск  |  Недвижимость  |  Погода   |   Справочник предприятий   |   Знакомства   |   Форум   |   Бюро находок   |   Барахолка
16+
Почётные граждане Озёрска   |   Расписание автобусов (межгород)  |   Показания водосчётчиков  |   Показания электросчетчиков

Силиконовый микрорайон

Общество
9 марта 2010 08:50
источник: Коммерсант-Власть
 
Силиконовый микрорайон  
Мечты о российской Силиконовой долине почти стали государственной политикой. Между тем нечто подобное уже было: в конце 50-х годов прошлого века городом будущего называли Димитровград в Ульяновской области. Что стало с городом, когда будущее наступило, исследовал корреспондент "Власти" Олег Кашин.

"У нас весь рабочий класс был интеллигентным"
Андрей Новоселов из отделения реакторного материаловедения родился в Сороковке и думает, что я не нуждаюсь в дополнительных пояснениях. А когда я все-таки переспросил, что это, мол, такое, оказалось, что Сороковка, родной город 46-летнего материаловеда Новоселова, это нынешний Озерск Челябинской области, бывший Челябинск-40, в котором работали родители Новоселова. То есть передо мной вполне типичный для этого города потомственный ядерщик. (Новоселова хоть зовут по-человечески, а, например, Нечаева с реакторной установки БОР-60 родители-ядерщики назвали Леонардом в честь Леонардо да Винчи.)

— Когда я окончил МИФИ, сюда весь наш курс отправили, 60 человек, был специальный средмашевский (Министерство среднего машиностроения СССР, советский аналог нынешнего Росатома.— "Власть") автобус, и все на этом автобусе поехали, а я задержался в Москве и поехал поездом. Шел от вокзала по городу, чуть сердце не остановилось: что, вот здесь я буду жить?

То, что 25 лет назад ужаснуло Новоселова,— обычный старый русский (вообще-то чувашский, но это как-то совсем не бросается в глаза) поволжский город, в котором ничего интересного не происходило по крайней мере лет сто. Но в 1956 году Совет министров СССР по предложению академика Игоря Курчатова решил устроить в этом городе, который тогда назывался Мелекесс, научный центр, где испытывались бы для дальнейшего практического использования новые типы атомных реакторов. "Я шел пешком,— вспоминает Новоселов,— и был уверен, что даже не буду распаковывать вещи в гостинице, попрошусь куда-нибудь в другое место. Но дошел до Соцгородка, и тут Средмашем запахло, даже бассейн такой же, как у нас в Сороковке. Природа, правда, на Урале все равно лучше, но здесь было даже как-то уютнее".

ФОТО: Предоставлено пресс-службой ОАО НИИАР
Надежды директора НИИ атомных реакторов Александра Бычкова (на фото) на лучшую долю находят питательную почву среди посетителей недорогой институтской столовой
Соцгородок, то есть микрорайон на западе Димитровграда, построенный специально для сотрудников НИИ атомных реакторов имени Ленина в конце 1950-х и состоящий в основном из хрущевских четырехэтажек, до сих пор самый престижный район города. Сам атомный институт находится за городом, в лесу, рядом с двумя частями внутренних войск (330 человек, батальон), обеспечивающими охрану институтской территории, и еще несколькими нережимными зданиями, в том числе огромной столовой с до сих пор работающим километровым конвейером для грязной посуды и загадочно низкими ценами (борщ — 12 руб. 63 коп., горбуша отварная — 19 руб. 88 коп. и т. п.). На проходной — билборды с рекламой потребительских кредитов и доска объявлений: кто-то продает мутоновую шубу, кто-то — "Таврию" на запчасти, а прощание с бывшим командиром батальона внутренних войск пройдет дома у покойного. Турникеты — тюремного типа: вначале за спиной входящего захлопывается одна пара решетчатых створок, только потом открывается другая. За ними начинается аллея, застроенная разного размера бетонными зданиями, в каждом из которых (кроме административного корпуса) работает настоящий атомный реактор. Здесь же — ТЭЦ, обеспечивающая теплом весь город, с которым институт регулярно судится из-за недоплаченных за тепло денег.

Рабочий день в НИИ начинается в половине восьмого утра и заканчивается в четыре часа дня — это правило, сохранившееся с первых постперестроечных лет, когда в институте задерживали или вообще не платили зарплату, и ядерщики просили начальство устроить их график так, чтобы оставалось время на огороды или какую-нибудь еще работу.

— В девяностые,— рассказывает Андрей Новоселов,— наверное, навсегда распалась вот эта уникальная среда, когда у нас весь рабочий класс был интеллигентным, лаборанты почти поголовно с высшим образованием, хотя бы неоконченным, а уборщицы — с гуманитарным. Сейчас этого нет, обычные люди.

ФОТО: Предоставлено пресс-службой ОАО НИИАР
Надежды директора НИИ атомных реакторов Александра Бычкова на лучшую долю находят питательную почву среди посетителей недорогой институтской столовой (на фото)
Среди обычных людей, впрочем, достаточно и вполне аутентичных героев "Девяти дней одного года", то есть таких же, как Новоселов, и их детей. Выросший на Белоярской АЭС ("С детства глотал йодные таблетки") главный инженер реакторного исследовательского комплекса 47-летний Алексей Петелин восторженно называет один из шести действующих в институте реакторов СМ красавицей игрушкой и рассказывает, что СМ — это только официально "самый мощный", а на самом деле — Савелий Моисеевич, в честь первого главного инженера, работавшего на этом реакторе.

Я рассказываю о романтике Петелине директору института Александру Бычкову (51 год, родился в Златоусте-36, ныне ЗАТО Трехгорный Челябинской области). Бычков отвечает, что "романтики требуют большой зарплаты", а восьмимесячную задолженность по зарплате перед сотрудниками института удалось погасить только в прошлом году. "Но сейчас мы единственные в городе, кто вовремя получает зарплату",— говорит директор и со слов какой-то из сотрудниц рассказывает случай, как в автобусе она зачем-то сказала кондуктору, что к 23 Февраля в институте выдали 13-ю зарплату (должны были к Новому году, но не успели), и остальные пассажиры отказались платить за проезд, потому что "вот у атомщиков есть деньги, пускай они и платят".

"Летом зарабатывал рыбалкой. До зимы на эти деньги жили"
НИИ атомных реакторов с его 4800 сотрудниками, очевидно, все-таки нельзя считать градообразующим предприятием. На другом конце города, на берегу реки Большой Черемшан, находится Димитровградский автоагрегатный завод — ДАЗ, смежник АвтоВАЗа, много лет бывший крупнейшим налогоплательщиком города, а сейчас, как и автозавод в Тольятти, ожидающий масштабных сокращений.

Сотрудник заводской администрации согласился комментировать ситуацию на условиях анонимности. По его словам, первая волна увольнений, когда с завода были уволены все мужчины старше 57 и женщины старше 52 лет (всего около 3 тыс. рабочих и специалистов), никак не сказалась на благополучии предприятия: "Карбюраторы, радиаторы, гальванику некуда отгружать, склады забиты, денег нет".

До 2007 года завод контролировали структуры самарской группы СОК. А когда новый рособоронэкспортовский менеджмент АвтоВАЗа начал восстанавливать контроль над дочерними предприятиями тольяттинского автозавода, СОКу удалось отделить от ДАЗа наиболее конкурентоспособные производства — завод светотехники, вентильный завод (от 80 до 90% всех производимых в России ниппелей) и завод вкладышей. Вернуть контроль над этими производствами новой администрации так и не удалось. До сокращений на ДАЗе работали 11 тыс. человек, сейчас — около 8 тыс. Денег рабочие не получали с 2008 года: "Люди не уходят, потому что другой работы нет, а надежда, что АвтоВАЗ придет в себя, есть, и тогда деньги появятся. Люди помнят девяностые, когда у нас уборщица получала больше, чем замдиректора у ядерщиков, поэтому держатся за рабочие места".

ФОТО: Денис Трудников, Денис Трудников
Светлое будущее Димитровграда мирно соседствует с ископаемым настоящим
"20 марта собираемся митинговать,— обещает 28-летний Вячеслав, накануне Нового года чуть не уволившийся с автоагрегатного завода, где он работает слесарем.— Хотел уходить, но ребята отговорили: лучше дождаться сокращения и получить компенсацию. Но лучше не сокращение, а госзаказ". Я угощаю Вячеслава коктейлем "Ко мне, Мухтар" (джин, текила, водка, пепси) по 260 руб. за стакан в баре на первом этаже местного офиса "Росатомстроя". Он сам назначил встречу здесь, говорит, что самое приличное место в городе. "Летом зарабатывал рыбалкой, в реке щуки много, я за один раз 78 щук поймал, потом жена продавала на трассе,— слесарю можно не верить, но он показывает видеоролик в мобильном телефоне: на прибрежном песке рядами разложены щуки, и Вячеслав в шортах машет рукой и что-то кричит.— До зимы на эти деньги жили".

"Я с ужасом думаю, что будет, если на ДАЗе все рухнет,— говорит Александр Бычков.— Кроме нас, больших работодателей в городе не останется". Говоря о больших димитровградских работодателях, директор атомного института забывает о заводе железобетонных изделий, работающем на том же берегу Большого Черемшана, что и автоагрегатный завод.

Впрочем, с точки зрения безработицы в Димитровграде завод ЖБИ никакого интереса не представляет. Работают на нем заключенные двух колоний, находящихся в городской черте (полковник Юрий Буданов сидел в одной из них). Губернатор Сергей Морозов обещал договориться с ФСИН о переводе этих учреждений куда-нибудь в другое место. Об этом областные власти просили еще предшественники Бычкова, который жалуется: "Люди из разных стран к нам приезжают, и им не очень приятно встречаться с нашими зэками на темных улицах".

Последний разговор с губернатором по поводу колоний был у Бычкова в конце февраля, когда Сергей Морозов проводил в Димитровграде совещание по инновационным вопросам. ФСИН теперь говорит, что нет смысла переводить колонии в другой регион сейчас, когда уже началась реформа уголовно-исполнительной системы. Поэтому у димитровградских заключенных есть шанс отбыть наказание в "одной из основных точек роста для экономики, для социальной инфраструктуры, социальной сферы как Ульяновской области, так и России в целом", как называет город губернатор Морозов.

После выступления заместителя главы администрации президента РФ о строительстве города будущего областные власти стали называть Димитровград Кремниевой долиной. "Сейчас стало модным говорить о будущей Кремниевой долине и месте ее расположения в стране,— говорит губернатор.— У нас в области такое место уже выбрано и предложено федеральному правительству, это Западный район города Димитровграда".

Очевидно, первым шагом к превращению Димитровграда в Силиконовую долину стало решение главы города Николая Горшенина о закрытии городского медвытрезвителя на улице Гагарина. Сейчас это главная тема разговоров в городе будущего. Впрочем, как говорит начальник учреждения Ринат Халиулов, если вытрезвитель закроют, пьяных прохожих все равно будут доставлять в УВД: в городском наркодиспансере нет палаты интенсивной терапии. 

Олег Кашин. 


Отклики читателей
Тирапевт, 10 Марта 2010 07:29
Мне нравится0
А в УВД, выходит, есть палаты интенсивной терапии?
Перейти к обсуждению на форуме >>
По требованию российского законодательства комментарии проходят премодерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
Добавьте Ваше мнение:*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:
Защита от автоматических сообщений
 


Внимание! Ваши комментарии будут показаны на нашем сайте только после их проверки модератором.
Сообщи новость
Если вы стали очевидцем происшествия, аварии или необычного и интересного события, расскажите об этом посетителям нашего сайта. Фото и видео приветствуются.



Погода в Озерске

22 октября 2018 - утро

0oC, Ветер Северо-западный 3 м/с, Облачно Без осадков

Подробнее









Последние вакансии в Озерске
Менеджер-консультант
Автомойщик
официант


Последние резюме в Озерске
Водитель ВС
ГРУЗЧИК.
грузчик


Дополнительно
Архив
Карта сайта
Редакция
Реклама




Опрос посетителей
  1. Кем бы вы хотели видеть своих детей по профессии?
архив опросов
К началу страницы    
На главную  
Новости за сегодня  
Архив  
Редакция  
Размещение рекламы