Новости   |   Работа   |   АВТОзерск  |  Недвижимость  |  Погода   |   Справочник предприятий   |   Знакомства   |   Форум   |   Бюро находок   |   Барахолка
16+
Почётные граждане Озёрска   |   Расписание автобусов (межгород)  |   Показания водосчётчиков  |   Показания электросчетчиков

Исторические зарисовки выходного дня (часть 3)

Общество
29 ноября 2015 09:57, Собинформ
 

Мы продолжаем цикл публикаций известного в Озёрске правоведа, историка, общественного деятеля Андрея Олеговича Агапова. 

Предлагаемые материалы - небольшие лингвоисторические экскурсы в далёкое (и не очень) прошлое нашей страны. 


О версте коломенской (продолжение). 


Начало см. http://ozersk74.ru/news/politic/278104/

Часть №2 http://ozersk74.ru/news/politic/285417/



5. Куда ушли коломенки.

Акинфий Демидов по повелению царя Петра перенёс железное производство на Урал. Это было стратегическое решение. Запустился огромный экономический механизм, меняющий облик всей страны. Росло восточное производство. Однако, глохло производство традиционное западное. И не только железное.

В 1702 году дьяк Сибирского приказу Андрей Виниус ехал через Урал с большой проверкой. И в Тобольске виделся с тамошним дьяком. В разных документах его величали по-разному: Резанов, Рязанов, но, скорее всего, это был дьяк Ремезов Семён Ульянович. Смотрели они карту «большого чертежу» всей Сибири и Востока. Там впервые была обозначена Камчатка, а ещё Япония, Корея, Китай, Индия и остров Цейлон.

Возможно, при сей встрече был разработан способ вывоза железа с Урала. И вот весной 1703 году Семён Ремезов повёл первый речной «железный караван» по реке Чусовой.

16 марта по царскому указу тобольский воевода князь Черкасский отправил на Уткинскую казённую пристань, что по реке Чусовой, 400 тобольских и верхотурских крестьян. За четыре недели они построили 40 дощаников грузоподъёмностью 300 пудов каждый, а 27 апреля те же крестьяне встали на рули и вёсла да вышли в путь. Одних пушек вывезли 350 штук и другого железа прилично. 18 июня караван пришёл в Москву. В дороге повредили одно судно.


6417_center_width.jpg

Акинфий Демидов


Как всё просто! А теперь попробуем вдуматься. Верхотурским до Утки добираться 150-200 км. А тобольским 730-750 км. Ночью морозы весной давят иногда минус 20, а бывает и 30 градусов. Вряд ли их везли на перекладных да в медвежьей полости. Вряд ли их на постоялых дворах отпаивали водкой и горячим чаем. Не по чину. Наверное, пешочком двигались.

На моей памяти зимними походами на Урале занимались группа Дмитрия Шпаро, женская команда «Метелица» да Фёдор Конюхов. Так это профи, обеспеченные лучшим современным снаряжением. Злые языки утверждали, будтопоходы группы Шпаро материально и технически обеспечивала чуть не половина Советского Союза. Донеси самого себя до закладки и будет тебе счастье с теплом и сытостью. А триста лет назад было достаточно дать крестьянам указание.

Крепостные пришли в чужое село. Наладили ночлег, отопление, питание, быт. А если валенки к утру не просушить? Что, в больницу на усиленное питание положат?

Пришли в чужой лес весной. Глубина снежного покрова местами по пояс, а где и по шею. Световой день пока маловат.  Нашли пригодный лес на 40 кораблей, срубили и вытащили. Один корабль на 10 человек.

А доски-то они где взяли? Это был первый караван. Вряд ли их ждал заготовленный и сушеный пиломатериал. Верфей ещё и в проекте не было. Выходит, сами в лесу доски накололи. И уложились в четыре недели. Так это ведь не корабелы потомственныезаморские, это крестьяне тёмные.

Сами железо погрузили. А груз такой, что если не правильно уложишь, судно железом побьёт, перекосит, а то и утопит.

И встали к рулям и вёслам. Река буйная, чужая, не знакомая. Лоции не писаны. Что ждёт за поворотом – не ведомо. Боны (защитные заграждения) на скалы и таши (низовые камни) не установлены. Прудового регулирования ещё нет. Значит, вода низкая, торчат мели и камни, струю крутит.

Вот как смогли? Выходит, умели и понимали такое, что нам и не снилось. Вот оно, объяснение,почему Суворов взял Измаил и перевёл армию через Альпы. Никакие другие люди ничего подобного делать не могли.

И понеслось … В смысле, понеслись «железные караваны». Сплав железных караванов не был простенькой акцией. Весной выстрелом пушки в Ревде близ Екатеринбурга означали начало хода. Выходили, как правило, через три дня после вскрытия реки ото льда. Чтобы ледяные заторы успело протащить. Открывались створы заводского пруда и на валу подъёма в Чусовую выходили первые барки с железом. Все шли под своим флагом. Ревда начинала вал под чёрно-белым квадратным флагом, наподобиечетыреклетки шахматной доски.

Заводы стояли по притокам. Железо мягкое делали путём длительного выжигания углерода из чугуна. Его много раз перековывали, пока углерод не выгорит с трёх процентов хрупких чугунных доноль трёх процентов мягких стальных.

Для того производства механические молоты были совершенно необходимы. Запереть большую реку Чусву не могли. Снесёт всё к чертям собачьим. Запирали притоки. В приближении к реке большой, к каменному каньону, уклон притоков повышался. Хорошие места для запруд.

На сливах прудов ставили водяные колёса и кричные молоты. Железо били до мягкости.

Но, бывало, пруд заводской не получался простым планом. Если лес по речке сплавляли, то сверху строили боны, т.е. устройства для ловли брёвен.

Ниже плотбище делали. Это где брёвна разделывали и корабли строили. Там рядом варницы стояли и кузни, канатные мастерские, где всё нужное для барки производили. Ещё ниже, естественно, молоты и железоделательный завод. Но высота сброса бывала великовата.

С пруда воду бросали в гавань. А вот уже в ней, над Чусвой невысоко, готовые барки грузили железом. И рядом размещали магазины, в смысле, железные склады. К сплаву готовились. Лёд на прудах таял позже, чем главная река шла. Лёд кололи. Иногда, когда торопились, взрывали порохом. От общего вала отстать было большой бедой и ошибкой.

Когда караван приближался к очередному заводу, расположенному на очередном притоке, раздавались пушечные выстрелы. От идущего каравана упреждающие, от заводов ответные: приняли. Открывались створы прилегающих плотин и небольшой караван очередного завода, под своими знамёнами, вставал в хвост каравану главному. И брошенный в реку вал поочерёдно обгонял все барки большого каравана, ускоряя их в беге к ярмаркам. Очередной заводской пруд на притоках бросал в Чусовую свою долю воды, доводя уровень местами аж до 6 метров выше нормы. Весной воды не жалко, пруд наполнится для дальнейшей работы в считаные дни (пока праздновать отправку будут). На этом великом потоке единой колонной мчались к ярмаркам десятки и сотни тяжко гружёных заводских барок.

Вешние воды звали «вреющими». Местами поток ревел так, что человек на берегу говорил и себя не слышал. Но не только. Летний малый поток огибает все скалы, крутит вокруг больших камней на дне. Он имеет высокую турбулентность. Вешний поток, да ещё разогнанный залповыми сбросами прудов, летел на метры выше препятствий. На поверхности он был практически ламинарным, он реял над ташами, как орёл над горами. Не барки реяли, сам поток вреял над препятствиями. Люди это тонко подметили.

Казначеев на барках звали «водоливами». Если железная барка плотно садилась на мель, если экипажу не удавалось её снять доступными методами, водолив бежал в ближний завод с прудом и платил за сброс воды. Уровень поднимался, барка шла дальше.


IMGP5099.jpg

Разлив на Чусовой


На ночь вставали, ночью на реке явно убьёшься. Сегодня летом по межени скорость потока на Чусовой местами может приближаться к 15 км\ч, 4 м\с. Вероятно, вреющие воды да с залповыми сбросами могли разгоняться не менее 25 км\ч или 6 м\с. Ближе к вечеру сплавщик прижимал коломенку к самому берегу, высмотрев, где течение поровней и потише. Два-три бурлака выпрыгивали на берег с тонкой верёвкой, которую звали «лёгость». За неё вытягивали с барки толстенный канат и бежали с ним по берегу, пока не находили за что его можно заложить. В основном, искали особо крепкое дерево. После чего на судне канат закладывали за верхние концы брёвен, элементов вертикального набора. Начинали тормозить. И когда мокрый канат шёл через брёвна, они возгорались ярким пламенем. От того и звали их «огнива».

Иногда удавалось встать только со второй или третьей «хватки». Иногда гибли люди. И только с 1880 года по инициативе промышленника Стрижёва научились тормозить лотами.

Уральский лот – это чугунная чушка с шипами весом около 50 кг. Их соединяли цепью и бросали в воду сразу связками по 6-8 штук. С помощью лотов притормаживали и днём, они же, скатываясь на глубину, помогали поставить барку на струю.

После введения лотов коломенки стали грузить до 188 тонн. Был достигнут технологически возможный максимум.

Потом вал спадал. На акваторию выходили межеумки. Тоже барки, но много помельче. Довозили остатки, собирали утерянное при весеннем сплаве. Честность в основном блюли. Знали, где чьё лежит и к чужому не лезли. Опять же, возьмёшь чужое и куда денешься? А всё, попал. Навсегда попал. Часть было государевым заказом. Оружие, как правило. Вперёд деньгами либо преференциями оплачено. А если казённое потянешь … Дураков, как таковых, и не было.

Железо товарное, не боевое, клеймили. Что барка, что межеумок, они ведь не гусь. С речки не улетят. Придут на ту же ярмарку, к тому же причалу. А там люди, хорошо понимающие, клеймо увидят и спросят  «как ковал?», «где купил?». Да даже без клейма намётанный глаз мог различить стиль завода или почерк кузнеца в некоторых изделиях.

Доводили весенние барки до города Чусового, до Нижнего Новгорода, до Москвы и других мест. Иногда с зимовкой до стольного города Санкт-Петербурга. Там разгружали, там продавали . И самое умное было продавать без разгрузки, всё вместе. Вот вытащит покупатель из барки часть железа, а дальше как потащит? И получалось, что на многие воды России ежегодно выходят многие и многие барки Чусовой, созданные для сплава металла. Вывозили чугунные пушки, ружья, ядра, железо полосовое, листовое, медь в изделиях и «штыках», т.е. в слитках по 8 кг, скобяной товар, другое. Речные суда продавали теперь по остаточной стоимости, после продажи металла. И зачем теперь коломенки подмосковные? Да и пригодного леса на Урале было погуще.

По Чусовой неслись железные караваны. Большие барки коломенки. Тащить барки назад в заводы против быстрой мелкой реки было нереально. На водные пути России ежегодно выходило всё больше судов. Барки становились всё больше. Барок становилось всё больше. Одна только Чусовая ежегодно «выплёвывала» на водные пути России 300-400 барок, а бывали годы и до 600.

Уральская горнозаводская цивилизация ширилась и лезла на Юг. Охватила земли татар, башкортов. С годами в великий поток речных караванов вливались новые реки. Были Кама и Вишера, за Чусовой последовали Караидель (река Уфа), Ай, Агидель (река Белая). Всё больше и больше барок мчались к Нижнему. Барки сначала продавали как корабли, потом «на лес», на материал, а потом и на дрова.  Железные изделия с барок снимали и везли обратно на завод для повторного использования. А судно - на дрова. Рождались новые культуры, традиции, легенды.

При выходе реки Белой (Агидели) из гор по левому берегу есть скала Митрошкин камень. Вершина её сегодня стёсана. Скальный грунт пошёл на обустройство Юмагузинского водохранилища. Ушли под воду Морозный лог, водопад Невидимка.

Лоцман Митрошка (правильнее сплавщик) по преданию был с Авзянского железоделательного завода. Был ловок, удачлив. И похвалялся, будто двойную железную барку по реке проведёт и не стукнет. Двойная – это якобы восемьдесят метров в длину. Не особо верится, будто такую барку могли реально изладить.Одинарная – из максимальной длины бревна коломенного, т.е. менее 20 м. двойная – значит до 35м, поскольку часть длины доски надо заложить на перекрытие, чтобы барка пополам не переломилась. И Авзян речка совсем не великая, не всё по ней пройдёт.

Но … якобы сделали. И пошёл он на этой барке. Все скалы миновал, ни разу не шоркнулся. И увидел скалу последнюю. После неё только степь, конец опасностям. В кураже пустился Митрошка в пляс. Выигран спор!

А тут поток барку подхватил и ударил о скалу вдребезги. Утонуло дорогое железо.

Приказчики Митрошку на скалу подняли и секли до смерти. Труп вниз сбросили. Стоит над рекой Митрошкин камень,он и в остатке высок. Там теперь над водохранилищем  построена резиденция, неплохой вид.

Прирастало речное производство Востока. Уменьшалось речное производство Запада.Коломенки коломенские ходили до 19 века включительно по рекам России. Это были плоскодонные речные суда с далеко нависающим «стремительным» носом. Жёсткий конец их царствованию положили правила шлюзования. В 19 веке стали соединять Российские реки в единую систему шлюзами. Плату брали с длины судна, не с тоннажа. Да и кто бы решился тоннаж замерить? Какими средствами?

И получилось, что коломенки везут красиво, но дороже и меньше, чем барки.

Коломенские изделия ходили по маршрутам Москва – Астрахань с заходами на Казань и Нижний Новгород (Горький). Водохранилищ на Волге тогда не было, берега песчаные с глиной, пологие.

Уральские коломенки шли вниз по течению. Нередко один единственный раз. Поэтому с шириной и осадкой не стеснялись. Коломенские корабли ходили не только по течению, но и против. Согласно данным «Лесного журнала» №№ 35-36 за 1847 год, длина их достигала 46 метров. Естественно, подниматься приходилось бечевой вблизи пологого берега, над мелями. Отсюда и габариты. При загрузке до 160 тонн осадку имели в два-три раза меньше, чем уральские и на ходу воду за собой не тащили. Зачем коломенским кораблям был нужен нависающий нос? Красота – это хорошо, но в купеческом деле должна быть и польза.

Вероятно, они весьма нередко грузились с пологого необорудованного берега. Команда отступала в корму, бурлаки дёргали бечеву и нависающий нос выходил на берег. Часто возили сыпучие товары: зерно, муку, да ту же вяленую рыбу с Астрахани. Такой товар нельзя грузить по пояс в воде: замочишь и испортишь. Длинный нос давал возможность таскать по суху, с бережением.

На коломенские суда, корабли длинные, нужен был лес самый долгий. Не исключено, что мастера ещё и с сучками хитрили, т.е. пытались задействовать не только прямослойный участок бревна, но и часть сучковатой вершинки. Нельзя исключить, что часть доски с сучками пилили, а часть прямую кололи. В такой технологии нет противоречия свойствам дерева.

Получается, что «верста коломенская» и в сознании народном прижилась на пару веков пораньше, чем «бревно уральское», и могла оказаться подлиннее.


(продолжение следует)

Если вы стали очевидцем какого-либо события, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции panorama@ozersk74.ru, либо через форму добавления новостей, а также в нашу группу «ВКонтакте». Телефон редакции 5-94-14.







Отклики читателей
По требованию российского законодательства комментарии проходят премодерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
Добавьте Ваше мнение:*
:) ;) :D 8-) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:
Защита от автоматических сообщений
 


Внимание! Ваши комментарии будут показаны на нашем сайте только после их проверки модератором.

Сообщи новость
Если вы стали очевидцем происшествия, аварии или необычного и интересного события, расскажите об этом посетителям нашего сайта. Фото и видео приветствуются.



Погода в Озерске

23 февраля 2020 - день

0oC, Ветер Юго-западный 2 м/с, Пасмурно Без осадков

Подробнее







Последние резюме в Озерске
Ваши варианты
Инженер БТГ
Сторож, дворник


Дополнительно
Архив
Карта сайта
Редакция
Реклама


К началу страницы    
На главную  
Новости за сегодня  
Архив  
Редакция  
Размещение рекламы