Новости   |   Работа   |   АВТОзерск  |  Недвижимость  |  Погода   |   Справочник предприятий   |   Знакомства   |   Форум   |   Бюро находок   |   Барахолка
16+
Почётные граждане Озёрска   |   Расписание автобусов (межгород)  |   Показания водосчётчиков  |   Показания электросчетчиков

Он хотел оставить политику, но политика не оставляет его. Интервью с Андреем Косиловым

Общество
27 августа 2010 14:21
источник: Uralpress
 
Он хотел оставить политику, но политика не оставляет его. Интервью с Андреем Косиловым Почти четыре месяца после своей отставки он не давал интервью, не делал заявлений в прессе, не комментировал ситуацию. Он хотел оставить политику, но политика не оставляет его. Все это время его имя не сходило со страниц газет и экранов телевизоров. В фильме «Несмываемый след» ему припомнили все: и ЧИФ «Атлант», и кураторство сельского хозяйства, и дело Продкорпорации. Его клеймили, а он продолжал хранить молчание, не отвечая на нападки. И лишь когда слухи о его готовящемся бегстве из области стали особенно навязчивыми, Андрей Косилов заговорил. О чем молчал бывший первый вице-губернатор?

– Андрей Николаевич, думаю, не только меня сегодня интересует вопрос, почему не слышно Косилова, куда он пропал?

– Никуда я не пропал. Изменилась моя жизнь, закончилась политическая карьера, – я говорю об этом совершенно спокойно без позитивных или негативных оттенков. Четырнадцати лет работы в областной администрации вполне достаточно, чтобы считать: то, что я мог сделать в этой сфере, я сделал. Так что относительное затишье можно объяснить двумя вещами: нужно было время, чтобы понять, чем ты хочешь заниматься, где можешь реализовать свой потенциал, и как-то привыкнуть к новой жизни, новому распорядку.

В сорок девять лет – а мне буквально через неделю будет 49 – есть понимание того, что не так много времени жизнью отведено. Анализируя ситуацию, общаясь с людьми, я пришел к выводу, что максимально полно смогу реализовать себя в бизнесе. Я принял предложение акционеров возглавить совет директоров компании «Равис».

Кроме того, это затишье было выполнением обязательств, определенных ранее. Была договоренность с новой властью, что мы соблюдаем уважение к ее интересам и получаем то же самое в обмен: нам вслед не кидают камни, а мы не занимаемся постоянными подсказками по поводу того, что власть делает так, а что не так.

Договоренности о преемственности, о спокойной передаче власти с нашей стороны не нарушались. Никто ведь не занимался натравливанием людей, хотя реально у новой команды были такие опасения. И даже кое-кто из нее сказал спасибо Петру Ивановичу за спокойный процесс передачи власти. Что касается договороспособности той стороны, не мне судить, пусть дают оценку люди. Получилось так, что за эти четыре месяца в телеэфире, в газетах, интернете и везде я присутствовал более чем достаточно.

– Как вам сегодня спится? Я конечно, не жару имею в виду, а накал вашего «присутствия» в СМИ?

– Нормально спится. «Не читайте до обеда советских газет» – мне и раньше нравились эти слова профессора Преображенского, а сейчас для меня это стало одним из ключевых тезисов восприятия окружающей действительности. Я до сих пор не посмотрел знаменитый фильм про себя, не являюсь регулярным читателем газет, не лазаю по сайтам. Конечно, каждый день я имею информации о том, что происходит в области, больше, чем рядовой житель.

Но за последнее время я пришел к выводу, что мне это неинтересно. Мне гораздо интереснее, например, о чем компания «Равис» договорилась со Сбербанком. На днях мы подписали соглашение на полтора миллиарда рублей на восемь лет. И это ставит «Равис» в число ключевых инвесторов Челябинской области. Так что все больше политика становится мне неинтересна.

Скажу откровенно, я не собираюсь засовывать свою квалификацию куда-то далеко, и в отличие от многих обывателей знаю все мотивы происходящего. Например, почему в списках какой-то партии появился тот или иной человек и пропал другой. Я понимаю эти процессы. Лишь слово, данное себе и жене, удерживает меня от того, чтобы каждый день высказывать какие-то экспертные оценки, что, согласитесь, было бы смешно.

Впереди слишком много глобальных задач, чтобы я взял на себя роль некоего газетного или интернет-агента, который постоянно по поводу или без повода напоминал бы: вот, ребята, был такой Косилов. Тем более что действия моих оппонентов меня, собственно говоря, от этой работы освобождают.

Один друг недавно мне сказал: «Посчитай рекламный бюджет – во сколько тебе обошлось бы пиариться с той интенсивностью, с какой тебя пиарит новая власть». Все же понятно. Все эти выступления полностью направляются новой властью и командой первых лиц.

Особенно меня возмущает, что в этом задействованы официальные государственные каналы – Областное телевидение, «Южноуральская панорама». Это из ряда вон выходящее явление. Потому что все это порождает среди людей атмосферу недоверия и понимание того, что это откровенная заказуха.

Мне кажется, теперь многие думают, что у меня остается три пути. Первый – потеря здоровья, то бишь инфаркт. Второй – потеря свободы, ведь меня любыми путями, во что бы то ни стало, стараются притянуть за уши к делу Продкорпорации, заплатив за это, может быть, чуть меньше, чем за кадровые решения, которые мы наблюдали в последние годы. И третье – это отъезд, изменение постоянного места жительства.

– После «Несмываемого следа» вам и в самом деле только и остается, простите, смыться. Тем более что слухи о вашем отъезде не прекращаются с весны…

– Я много раз говорил, что у нас нет ни косиловской, ни суминской, ни юревичевской области. У нас есть Челябинская область, которую каждый в силу своей биографии и жизненного опыта считает своей малой родиной. Никаких оснований для того, чтобы изменить малой родине, у меня нет. Хотя в свое время было много возможностей уехать в Москву, продолжить карьеру в ЦК ВЛКСМ, в Верховном Совете РФ. Я давно мог бы стать московским чиновником. Но это, видимо, все-таки не мое.

– Словом, «не дождетесь!»?..

– Да не собираюсь я никому бросать радикальных вызовов. Не потому что испугался. Просто понимаю, что в любом случае какие-то мои оценки вызовут желание всей этой троицы, которая обслуживает интересы первого лица и соревнуется между собой, кто побольнее укусит Косилова, еще раз показать: где они, а где Андрей Николаевич Косилов. Тем более что двоих из них – Грачева и Уфимцева – именно я привел в эту команду. Они в свое время не были востребованы в команде Сумина, в результате сегодня получили такие административные посты, и им кажется, что они ухватили бога за бороду. Но ведь все в жизни нашей меняется. Так что, не буду я резких вызовов делать. Главный вызов я делаю сам себе – это развитие бизнеса и компании.

А что касается фильма обо мне, то я даже придумал новое название для его продолжения – «Кощей Бессмертный». Есть же поговорка: про покойников либо хорошо, либо ничего. Раз про меня за эти четыре месяца сказано так много в кавычках хорошего в нарушение всех договоренностей, значит, я более чем жив.

Всякий раз меня пытаются обратно втянуть в политическую сферу. А у меня желания возвращаться туда, по крайней мере, в ближайшее время абсолютно нет. Потому что реальной политики нет. И это не только моя точка зрения. При переезде я собрал все свои награды, дипломы, грамоты, орден, который получил от Путина, благодарность, которую вручил мне Медведев.

И это для меня в какой-то степени защитная стена. Я слушаю негативные оценки и думаю про себя, когда уж совсем некоторые в этих оценках заходятся: есть другие люди, есть другое мнение. И кстати, чем больше на меня наезжают, тем активнее и доброжелательнее люди со мной общаются.

В подтверждение слов Косилова с ним то и дело здороваются утренние посетители кофейни, где мы встретились для этого интервью. Среди них знакомые и незнакомые люди. Что и сказать, удачное место выбрано для встречи, учитывая известность моего собеседника.– Д.Л.

– Вы же не сопротивлялись, отдавая власть. Почему «назначены» изгоем?

– Я изгоем себя не ощущаю. Изгой – это человек, которого отвергает общество. Этого нет. А тот, кого отвергает власть, это не изгой, а скорее герой. Трудно увидеть и в моем поведении, и в среде моего обитания, что я изгой. Все, что необходимо человеку для того, чтобы чувствовать себя счастливым, у меня есть. Дело, семья, внучка, материальный достаток. Я стал свободнее в перемещении. Мне ни с кем не надо согласовывать свой рабочий график. Могу пойти в офис – могу не пойти. Могу пойти к одиннадцати, а закончить работу в полночь. Свободного, ленного времяпрепровождения нет, есть ощущение, что ты полностью распоряжаешься собой. Можно сказать, что послевкусием власти является нормальная жизнь.

У меня нет разочарования от того, что я потерял должность, а губернатором стал мой оппонент. С другой стороны, все знают, что это не просто мой оппонент, а человек, который при моем активном участии вырос как политик. Если мы хотим прогресса, каждое следующее поколение должно быть лучше. Посмотрим, удастся это или нет. Я место вице-губернатора занял, когда мне было 35 лет. Сколько лет сейчас Грачеву? А Уфимцеву? У меня для реализации своего потенциала возможностей и времени было больше. Мне кажется, что я этим временем воспользовался. Сегодня мне даже предлагают написать мемуары, но я считаю, что рано. У меня нет пока мотивов для этого. Так что дискомфорта не чувствую. Наоборот я все больше и больше нахожу преимуществ от того, что произошло.

– Ну, вообще все, что вам вдогонку летит, трудно назвать преимуществами. Скорее, издержки прежней должности...

– Не хочется все время возвращаться к этому. Если будет такой интерес, давайте предметно поговорим об этом, можно сделать он-лайн конференцию, вместе просмотреть фильм и по полочкам разобрать реальные факты и то, что там собрано. Хотя бы один эпизод: много говорится о моей якобы негативной роли в развитии сельского хозяйства. Но, извините меня, эту роль, повторюсь, оценили и президент Путин, и нынешний президент Медведев.

Когда я принимал дела, область была в третьей десятке по объему производства. В лучшие годы, когда не было засухи, мы выходили на девятое место. Мы за десять лет, которые я лично занимался курированием сельского хозяйства, создали целую отрасль. Кто бы что ни говорил, сегодня жители области едят нашу птицу, качественную и доступную по цене. И это входит в противоречие с теми стереотипами, которые пытается навязать обывателям новая власть. Один из заместителей губернатора говорит, что на бюджетные деньги любой может развивать бизнес. Хорошо, возьмите бюджетные деньги, создайте что-то - челябинское овощеводство, челябинское голубеводство, я не знаю. Придумайте еще какие-то направления в развитии бизнеса, которые выгодно отличали бы нашу область, а не превращали бы обсуждение событий, происходящих в ней, в подсчеты испорченных зонтиков и лежаков на пляже. Вы посмотрите повестку, которая формируется сегодня в центральных СМИ, причем абсолютно без участия какой-то оппозиции. Кому интересно, какие меры на пляже принимаются – цепями там приковывают лежаки или как. Просто с самого начала выбраны экстремальные методы решения тех или иных задач. Какая была необходимость за ночь обустраивать этот пляж, посадив его на канализационный коллектор?

…Но простите, я начинаю противоречить сам себе, потому что не собирался обсуждать или критиковать. Я просто пытаюсь размышлять. Сейчас все-таки с помощью интернета, блогов формируется кардинально другая среда. И если у ребят есть иллюзия, что контролируя полностью, как им кажется, телевизионный ящик, они смогут промыть мозги любому, то это время безвозвратно прошло.

Если информация будет носить такой же огульный, заказной, хамский характер, то они добьются прямо противоположного результата. Люди будут консолидироваться, но опять же не вокруг вождя, а вокруг решения конкретных задач. Как это было в ситуации по Органному залу, как сегодня это происходит в решении проблем с лесами, когда нам говорят, что все под контролем

...Как под контролем, когда всю дорогу нам рассказывали, что горело 20 гектаров Таганая, а вдруг оказалось почти 100. Ничего вдруг не происходит. Либо власть от начала до конца решает проблему, либо она какое-то время ее замалчивает, а потом все равно вынуждена решать. Люди сопоставляют, оценивают. И у них свои суждения, которые раньше они высказывали на кухне.

Сейчас этой большой кухней является пространство интернета. Это реальная ситуация, которая на ближайшие годы будет во многом определять развитие политических процессов в том числе.

– Ну вот, мы почти обсудили с вами сто дней команды Михаила Юревича…

– Нет, мы не обсудили. И не собираюсь я это обсуждать. Смысл-то какой? Что обсуждать, собственно говоря? Если взять контекст информационных кампаний, которые организуются сегодня новой областной властью, то он настолько ненасыщен, пуст с точки зрения содержания. Получается, что большая часть времени и усилий тратится на реализацию плана борьбы с Косиловым, с Дятловым, еще с кем-то. Ну, мне пока достается больше всех. Понимают ли те, кто запускает сегодня эти фильмы, что для основной массы обывателей формируется не негативное отношение к Косилову, а негативное отношение в целом к системе власти? Потому что те, кто вдруг поверит, скажут: «Да все они там такие». Формируется образ власти, которой все по барабану. Ничего же нового в фильме не сказано. Просто собрано все в кучу. И режиссерско-зловещим голосом рассказано. Мне кажется массированное такое навязывание – это саморазоблачение власти и не более того. Ну вот, мы опять возвращаемся к этой теме.

– Может, тогда поговорим о том, как эти сто дней прожила прежняя команда? Вы общаетесь с бывшими коллегами, с шефом?

– А зачем? С Петром Ивановичем общаюсь регулярно. С днем рождения его поздравлял. С кем-то созваниваемся, где-то встречаемся. Но это не является сейчас основной частью моей жизни. Это скорее сохранение связей с тем временем, когда мы занимались политикой. Не более того.

Понятно, что сейчас каждый пытается для себя определить, как он дальше будет жить, развиваться. Если возвращаться к той теме, которая для меня сейчас является важной – развитие аграрного бизнеса и компании «Равис», ну какие вопросы я буду обсуждать с бывшими коллегами в этой связи? Стараться любыми силами сохранять поведенческие привычки, прежний круг общения нет смысла. Появляются новые контакты.

Раньше у меня, например, не было большого желания съездить к академику Двуреченскому в Казахстан, посмотреть, как он в засуху сохраняет урожай в своем хозяйстве. А теперь такой интерес появился. И то, что я увидел на его полях, меня сильно поразило.

– А как бизнесмен Косилов относится к тому, что с первого сентября возобновляется ввоз в страну американских куриных окорочков? Вас это беспокоит?

– Ты знаешь, их то разрешают, то запрещают ввозить. Сегодня компания делает все, чтобы быть конкурентоспособной на рынке. И показатели, которых мы достигли, это обеспечат. У нас активно развивается фирменная сеть. Мы убираем лишних посредников на пути движения нашей продукции к потребителю. Делаем все, чтобы у покупателей не было никакого сомнения, что наше лучше, чем американское.

Только за последние месяцы в жизни компании произошло очень много событий. В мае мы закончили реконструкцию основной площадки, запущен новый склад, который позволяет быстро отпускать нашим клиентам полный ассортимент продукции. После ввода в действие третьей инкубаторной линии у нас оказался крупнейший инкубатор во всей России, то есть созданы резервные мощности.

Мы полностью решили экологическую проблему. Компания не стояла на месте и прежде. Конкретная жизнь получается проще, ты не находишься постоянно в телеящике, не рассуждаешь на всякие темы.

– Вы прямо с любовью говорите о «Рависе». Гордитесь своим детищем?

– Я с такой же любовью могу рассказать не только о «Рависе», но и о любом проекте, который мы реализовали. Например, компьютеризация образования, развитие дошкольного образования. Какую отрасль ни возьми…

Но какой смысл бесконечно вспоминать, что было. Я рассказываю о «Рависе» не просто с любовью, а с пониманием того, что если все планы, которые мы для себя наметили, будут осуществляться быстрее, то через три-четыре года компания минимум в два с половиной раза увеличит не только объемы производства, но и свои финансовые обороты.

Сегодня я чаще стал бывать в совхозе «Береговой». Когда-то этот проект с самого начала лег на мои плечи тяжелым грузом. В субботу-воскресенье я вынужден был ездить в этот совхоз, потому что хозяйство надо было спасать. А оно никому не нужно было. Его предлагали одним, другим, третьим инвесторам. Сегодня мне не стыдно, как там обстоят дела. Пятьсот человек регулярно получают зарплату, имеют работу, видят перспективы, обновлена техника, привлечены десятки миллионов инвестиционных ресурсов. Был островок неблагополучия, а теперь создано хозяйство, которое входит в пятерку лучших в области.

– Значит, мечта о руководстве большим колхозом сбылась?

– Это не мечта была, а четкое понимание того, что у меня есть перспектива. Я не готовил запасной аэродром. Потому что запасной аэродром – это сесть где-нибудь в конторе и ничего не делать. Можно досрочно на десять лет раньше выйти на пенсию, получать дивиденды со своего бывшего положения.

К счастью, те проекты, которыми я занимался и занимаюсь, не зависят от властного положения. Как пример, назову одну цифру, которая недавно муссировалась. Даже одна из лидеров наших коммунистов ее озвучивала. Что якобы на «Равис» три миллиарда бюджетных денег ушли. Давайте сделаем официальный запрос и увидим, что вся программа «Рависа», когда в 2000 году ее запускали по распоряжению губернатора, оценивалась максимум в 65-70 миллионов, из которых предприятие живыми в качестве ссуды на то, чтобы первый месяц выплатить зарплату, получило всего 20 миллионов. За год компания рассчиталась. А дальше работала на общих основаниях, никаких преференций. Единственный, кто активно поддерживал это предприятие и другие птицеводческие холдинги – а их у нас пять, была Российская Федерация, которая в рамках общеустановленных процедур давала субсидии и кредиты на реализацию нацпроекта.

Сейчас пытаются показать и рассказать, что вот были такие нехорошие люди, которые бюджетные деньги куда-то дели. Да люди были. Но они распоряжались бюджетными деньгами так, как этого требует государство.

– Как вы относитесь к тому, что теперь мэр Челябинска не выбирается населением?

– Мне это неинтересно.

– Вы считаете, что жители города ничего не потеряли от этого?

– А что они потеряли?

– Например, возможность влиять на формирование власти.

– Я предлагаю не обсуждать эти вопросы только потому, что тогда мы неизбежно перейдем к теме о том, что эти люди дважды выбирали Михаила Юревича. И я с этими выборами тоже согласиться не могу. Какая разница? Ну, дали вам возможность выбирать – выбрали этого товарища. Что дальше?

– Вы хотите сказать, что выборов как таковых не было?

– Ничего не хочу сказать. Меня тема выборов и политики не так интересует, как раньше. Понимаешь, нет никакой политики. Все партии сидят под каблуком у понятных людей. И их действия связаны с определенными договоренностями.

Надо было привлечь коммунистов к общему наезду на Косилова – им дали экраны, информационную площадку городской администрации. А людям-то неведомо, что в конечном итоге за всем этим стоят договоренности.

Если я буду рассказывать о всех подоплеках и перипетиях, я буду противоречить сам себе. Поскольку мне правила понятны, как это развивается, я в рамках нынешних политических процессов для себя серьезных перспектив не вижу. Ну, стану я и еще два-три человека депутатами. Что, я изменю идеологию? Ну, хорошо, будем организовывать какой-то политический процесс. «Ящики» все уже продали. Реагируют они на блогеров. Но сколько даже у самых популярных блогеров посещений? Да, в Твиттере есть люди, у которых посетителей, друзей тысячи. А у политических блогеров – пять, десять, пятнадцать, ну, сто партнеров. И что дальше? Выход-то какой? Если ты не можешь выбрать между делом и политической борьбой, политическая борьба тебя уничтожает.

– А ведь на вас многие возлагали надежды, что вы станете неким оплотом оппозиции…

– Может быть, кто-то заблуждался. Думал, что мне нечем заняться. Что я – какой-то бездельник, что ли? Когда есть дело, я не считаю себя навечно прикованным к этой галере, как говорил Путин, под названием политика. А чему оппонировать? Реально сегодня власть призывает развивать бизнес, увеличивать объемы производства. Это совпадает и с моими личными интересами.

Что бы кто ни говорил в связи с публичными наездами на меня, я пока не ощущаю какого-то серьезного сопротивления для экономического развития компании. Пока. Хотя уже отдельные примеры нарушения прав нашей компании, в отличие от других субъектов рынка, можно было бы обсуждать, но я думаю, что вопрос преждевременный.

– Вы готовы защищать свой бизнес?

– Прежде всего, наш бизнес защищает закон, конституция, президент и правительство. И все их декларации и действия направлены в эту сторону. Другой вопрос – что кто-то умеет использовать возможности, данные законом, а кто-то – нет. Первым средством защиты бизнеса является соблюдение законных процедур при его создании и развитии. Конечно, есть люди, которым хотелось бы что-то отобрать, о чем-то рассказать несуществующем, побольнее ущипнуть. Речь идет о нездоровом интересе, я бы сказал, патологическом желании, доказать своему хозяину, что они эффективные борцы с Косиловым. Но рано или поздно пропадет желание этим заниматься, потому что возникнут другие, более серьезные проблемы.

– Например, новое направление для бизнеса – производство индюшатины?

– Индюшатина так индюшатина. Недавно Грачев сказал: мы не будем птицеводством заниматься, будем производить индюшатину. Я говорю: ладно, посмотрим. Хотя мне ясно, что нет в России культуры потребления индюшатины. Или ты курицу берешь и готовишь из нее и первое, и второе. Или берешь огромную индюшку, и что с ней делать?.. Мы развиваем свою компанию дальше. Делаем свое дело. А жизнь потом расставит все на свои места.

– Вы много упоминаете первого вице-губернатора Олега Николаевича Грачева. У вас ведь когда-то были неплохие отношения?

– Не думаю, что сейчас об этом надо вспоминать. Я сказал коротко и конкретно по поводу того, что в эту команду из троих моих нынешних гончих – Уфимцева, Грачева, Евдокимова двоих – Уфимцева и Грачева – привел туда я. Может быть, они и ненавидят меня за то, что были отношения совсем другого качества. Их хозяин меня однозначно ненавидит и ему кажется, что он в состоянии с учетом своего нынешнего положения сделать со мной все, что он хочет. Посадить, отобрать, выдворить. Но я живу по принципу – не заниматься прогнозированием. Они создают проблему – мы ее решаем.

Я хочу, чтобы люди понимали: чем больше шума в прессе, тем больше это свидетельствует о невозможности что-либо реально сделать по ущемлению моих интересов. Не могут отобрать, посадить – начинают шуметь. Но вообще абсурд, насколько это все делается торопливо. Взять хотя бы историю с Продкорпорацией. Идет неприкрытое давление на суд, по сути дела, на правоохранительную систему. И что здесь используется? Это вообще нонсенс, когда основой информационной войны в прессе является открытое письмо мошенника, осужденного московским судом, Гузова. И когда этим письмом некие псевдоправозащитники, контуженные при самоподрыве, размахивают, народ начинает понимать, что это неправильно.

Следующий момент – когда они начинают рассуждать, что Косилов украл эти деньги для того, чтобы купить должность губернатора. Возникает вопрос: они тем самым подтверждают, что нынешний губернатор купил эту должность? У Косилова денег оказалось меньше, чем у Юревича, что ли? В их действиях вообще никакой логики нет. Дальше, видимо, они поняли шаткость этой темы. Они начинают рассуждать, что Косилов украл деньги, чтобы лечить Сумина. Подождите, проблема Сумина известна. Известно, как в свое время при их участии родилась эта знаменитая утка о смерти Петра Ивановича. Слава богу, все это прошло без последствий для них и для шефа. Но это же цинизм высшей меры! Зачем действующему губернатору, с помощью которого сотни жизней спасены, пользоваться криминальными деньгами для лечения? Тем самым люди показывают, что для них в обсуждении проблемы нет никаких границ, моральных и прочих. Одно дело, если бы это их правозащитник бегал, но другое дело, когда мы видим, что это все распространяется по официальным каналам. Никто теперь уже не сомневается, что ключевыми организаторами и заказчиками являются по этому вопросу именно чиновники.

Идем дальше. Начинается возня с Общественной палатой. Нет у Общественной палаты права, компетенций, полномочий давать заключения. Все то, о чем говорил Гузов, перенесли в заключение Общественной палаты. Но тут есть еще огромный нравственный аспект. Там в числе подписантов оказываются люди, которые еще месяц-два-три назад были с тобой рядом. Я не хочу никого ни в чем упрекать. Мне на память сразу приходит один весьма известный юрист, уважаемый человек. Он не так давно отмечал свой юбилей, я его поздравлял. Но дело не в том.

Некоторое время назад я реально участвовал в процессе спасения его жены. А тут… То есть людей проверяют на проявление одного из самых низменных качеств – предательства. Отсюда же и использование областного телевидения. «Вот вы раньше хвалили своего Косилова, теперь покажите, как вы можете его пинать». Когда мы оппонировали нынешней команде, мы никого на провокации, гадости, низости и предательство не толкали. А сейчас идет именно испытание.

Как мне кажется, произошел мощнейший психологический надлом. Людей просто вынуждают прогибаться. Это, на мой взгляд, извращенное понимание того, чем живет нормальный, порядочный человек. А себе я говорю: не могу я создать альтернативные возможности для их трудоустройства. Поэтому я ни на кого не выхожу, не пытаюсь упрекать: «Как же так». Я понимаю, что им и так тяжело.

– Вы благородно всех прощаете?

– Я все-таки не считаю, что политика – та сфера, где все средства хороши. Что касается, прощать или нет, я просто, как говорится, отпускаю ситуацию. Одна из главных заповедей в Библии: «Не судите да не судимы будете» – позволяет человеку сохранить внутреннее психологическое равновесие.

Не знаю, какое ощущение создается, но мне кажется, что после четырех месяцев травли и всех этих фильмов, я не выгляжу загнанным человеком, которому надо любыми средствами оправдаться. Я достаточно уверенно себя чувствую и готов к любым испытаниям. Я понимаю, что можно потерять часть собственности, понимаю, что это все равно отражается на здоровье, что при желании и тех денежных ресурсах, которыми располагает нынешняя власть, они могут проплатить вопросы, связанные с лишением меня свободы. Тем более были люди и посильнее и помощнее, и до сих пор в тюрьмах.

Но внутренне для себя я знаю, что не делал ничего такого, за что бы мне было стыдно. И за что меня реально можно по закону или перед богом наказать. Когда ты эту внутреннюю силу чувствуешь, надо не прощать, а просто понимать ситуацию, в которой тем или иным людям приходится выживать. И понимать, что, к сожалению, не все такие сильные. Кому-то надо кормить семью. Это не оправдывает никого. Каждый для себя сам решение принимает.

Вообще за годы работы в администрации я научился терпеть и ждать. Я терплю, выношу все эти удары. Хотя не все выносят. Я недавно встречался с очень близким мне человеком. И он сказал: «Я не представляю, как бы Николай Иванович, ваш отец, перенес это все». А он и не перенес. Он все это терпел предыдущие годы. Год назад я отца похоронил. Я вижу, что из-за нападок на меня переживают и жена, и дети, и близкие, и родные, и друзья. Я могу их поддержать только тем, что сам не сомневаюсь, что я сильный, что у меня все нормально со здоровьем.

В это время с Андреем Косиловым здоровается сразу несколько человек. К столику, за которым мы сидим, подходят люди, интересуются, как дела у бывшего первого вице-губернатора.– Д.Л.

– Вот видите, обратная реакция. Чем активнее меня на ТВ раскручивают, тем активнее люди здороваются. Единственное чего я боялся, что им удастся какой-то негатив сформировать вокруг меня. Потому что я всегда старался располагать к себе людей.

…Я могу обещать только одно: когда состоится судебное решение по Продкорпарации, я расскажу обо всех перипетиях, кто и как все это дело развивал. Кто с помощью него хотел пораньше выкинуть меня из кресла вице-губернатора и забраться в него. Кто спонсировал все эти вещи. Это главный костыль, который вбили в мое карьерное продвижение. Если бы я воспринимал это как трагедию, я бы, наверное, по-другому оценивал эту ситуацию. А я с интересом наблюдаю за ней. Кто бы ни высказывал точку зрения, альтернативную правозащитнику и его покровителям, - все плохие. Высказался прокурор – плохой, высказался председатель суда – плохой. Есть у них два мнения – наше и неправильное.

Так в жизни не бывает. Пропаганда, по моему убеждению, срывается. Есть решения, которые подтверждают, что все сделано правильно. Правильно арестованы обвиняемые, правильно они привлечены именно в Челябинске, потому что наши деньги украли, правильно они судятся здесь. Раз они здесь деньги украли, здесь и отвечай. Сначала они украли деньги у нефтяников, и господин Гузов за это получил срок, который сейчас отбывает в тюрьме. Реально они украли не деньги, а топливо, потом это топливо они поставили нам. Это была большая международного характера группировка. К тому же эти люди привыкли к безнаказанности и вседозволенности. Сейчас в отношении меня идет бесконечная травля. Для этих людей понятие презумпции, понятие того, что ты человек, который защищен законом, нет.

Кстати, любопытный факт. Сейчас общаюсь со следователем по делу Продкорпорации – там пришла очередная жалоба. И самое интересное, что я открываю для себя: инициатором этого является господин Гаттаров. Не успел парень получить должность сенатора, уже делает запрос, в котором ничтоже сумняшеся пишет: Косилов дал распоряжение перечислить фирме-однодневке 200 миллионов рублей. Очевидно же, что неправда. А чего тогда пишет?

Во-первых, надо отработать назначение. А во-вторых, он просто не боится, что ему за это что-то будет. Если бы он знал, что это станет предметом гласности, что все люди увидят степень его морального падения…

В том же фильме тоже обвинения без доказательств. Например, о муке, которая выдавалась в зачет детских пособий. Факт остается фактом. После того, как американская сторона, которая завозила нам зерно в рамках проекта, проверила все регионы, мы были единственные, кто получил благодарственное письмо за то, что мука дошла до нуждающихся людей в Челябинской области.

Это не понравилось нашим оппонентам, потому что мы не дали разворовать зерно. Конечно, лучше было бы по детским рассчитываться деньгами. Но кто помнит то время, денег тогда не было. Люди брали все, что угодно, лишь бы хоть как-то подкрепить бюджет своей семьи.

По поводу запрета на вывоз зерна. Дело в том, что когда в 1998 году был введен запрет на вывоз зерна из Челябинской области, Косилов не занимался сельским хозяйством. И к чему приплетать, что он разорил 80 процентов колхозов и совхозов. Да они разорились еще при Соловьеве. Из-за того, что был диспаритет цен, государство не имело никаких программ.

– Говорите, что фильм не смотрели, а все обвинения в нем знаете по пунктам. Скажите честно, фильм все-таки видели?

– Люди пересказали, вопросы мне задают. Например, приписали мне там дружбу с Рябченко и Курганским, у которого настоящая фамилия Ахтамьянов. Эти люди не являются ни моими друзьями, ни моими партнерами.

Демонизируют Рябченко. Он является высокопоставленным руководителем ФСБ, у меня с ним нормальные отношения. По любому поводу мы можем посоветоваться друг с другом. Но ни он, ни я друзьями друг друга не называем.

Кому-то нравится выстраивать эту схему и высказывать определенного рода претензии. Но если по претензиям, то можно сказать другое: система ФСБ сделала многое, чтобы обнаружить в наших рядах, в том числе среди вице-губернаторов, тех людей, которые не соблюдают закон. Именно под руководством ФСБ, в том числе Рябченко, выявлен Тимашов, предъявлены претензии Бочкареву, посажена семья Сергеевых.

В отношении нашей команды прикладывались очень серьезные усилия. Извините меня, а в городе кого по большому счету, кроме Мезенцева, привлекли к ответственности? Скорее у нашей команды есть основание спросить, что реально сделали органы безопасности для того, чтобы выявить факты коррупции, воровства бюджетных денег на уровне города? Да ничего. Если так рассуждать, если наезжать, по их терминологии, на Рябченко, у нашей-то команды гораздо больше вопросов. Хотя я понимаю их извращенное сознание – они могут придумать, например, что я руками Рябченко расчищал от конкурентов себе путь в окружении Сумина.

Но придумать вообще можно все что угодно. Тем не менее, я прекрасно понимаю, что эти коррупционные скандалы не усилят позицию губернатора. Такие изощренные методы придумывать в плане политической борьбы – это несерьезно.

– Недавно прокурор области Войтович предложил чиновникам организовать экскурсию по колониям и посмотреть на бывших коллег, отбывающих срок. Это ноу-хау правоохранительной системы по борьбе с коррупцией?

– Такие предложения звучали и два года назад. Видимо, тогда Александр Петрович не получил согласия. Есть выражение: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Я не думаю, что это предмет для легкого публичного обсуждения.

Думаю, что конфликты с правоохранительной системой и законом – не однозначная тема. Когда ты стоишь перед выбором: потерять что-то или нарушить закон, – лучше потерять. Я смотрю уже не как представитель власти, а как наблюдатель, на развитие ситуации вокруг «Родника» – хозяйства в Красноармейском районе. Я видел, как Грачев подводит базу под то, чтобы «Родник» у инвесторов отобрали, теперь он достанется другим. А другим оказывается местный депутат, который делает на этом политику и начинает наезжать на меня.

Не буду же я с каждым человеком, который всуе упоминает Косилова, судиться. Что предлагается? Говорится, что там будет порядок, если кто-то один будет иметь пятьдесят процентов плюс один. А кто ему даст это? Колхозники подарят? Или так Юревич решит, что именно он будет иметь пятьдесят плюс один.

Получается, что власть явно демонстрирует систему политического рейдерства. Якобы прежний руководитель-инвестор был связан с Косиловым, но мы его убрали. А теперь мы хотим подарить все эти активы другому инвестору. Вы что, теперь будете раздавать индульгенции, земли, поместья тем, кто будет со мной бороться?

Или другой вопрос: новое руководство Продкорпорации любит рассуждать, сколько Андрей Николаевич бюджетных денег на «Равис» направил. Давайте возьмем все птицефабрики и увидим, что крупнейшим получателем бюджетных субсидий, является «Аргаяша». Потому что действует установленный законом механизм: чем больше у тебя кредитов, тем больше ты получаешь поддержки от государства. Для этого не надо ничего придумывать. Надо запросить официальные материалы бухгалтерии и показать.

Если этот поток грязи не будет прекращаться, мы именно таким образом и поступим. Мы не будем никому оппонировать, постараемся минимизировать судебные иски. Хотя в отдельных случаях, например, чтобы доказать использование государственного ресурса – областного телевидения, 31-го канала, который работает на договоре, газет, возможно, придется иногда использовать и судебные разбирательства.

– Так все-таки борьба?

– Надо не борьбой заниматься, а строить область, как декларирует эта команда. Разве вам Косилов чем-то мешает? Я занимаюсь реализацией ваших же проектов. Сумин в свое время создал максимально комфортные условия и политические, и экономические для политического роста Юревича. Давал деньги на проекты. С этих денег формировались серьезные ресурсы для лоббирования. Это уже в прошлом.

Если развивать эту тему, начинаешь подводить себя к сожалению о том, что происходит. Если Юревич хочет остаться в истории как серьезный, грамотный и масштабный руководитель, он должен выкорчевать из себя желание сводить счеты. Потому что победители – не захватчики, не те, кому город достался на разграбление на три дня.

Победители должны быть великодушными. Благодаря чему состоялось политическое долголетие у команды Сумина? Он, когда пришел к власти, сразу предупредил, что никаких разборок не будет. А те люди, которые исповедовали другую позицию, рано или поздно теряли свое место в команде.

– Какие события в области вам сейчас интересны? Вы упомянули Органный зал…

– Да, я за этой ситуацией наблюдаю. И считаю, что это как раз пример, когда без всякой организации люди объединились. Некоторые приходили ко мне, денег просили на эти акции. Но я считаю, что при наличии интернета и достаточного количества заинтересованных и порядочных людей во главе с Хомяковым, мое участие лишнее.

Я жестко обрываю тех, кто пытается меня втянуть как разменную монету в эту ситуацию. Опыта и понимания проблем хватает для того, чтобы дать совет. И этим я могу больше помочь, чем личным участием. Как вы себе представляете, идет митинг, там появляются Грачев, Уфимцев и Евдокимов, и тут же еще Косилов. Тогда ситуация дойдет вообще до дебилизма. Достаточно присутствия на этих мероприятиях трех высокопоставленных чиновников.

Я могу только разъяснить, были ли какие-то договоренности. Скрывал или не скрывал кто-то от Алексия эту тему. Никто не скрывал. Проезжал он мимо этого храма. И сказал верующим, что всему свое время, на все воля Божья, что не будем уподобляться коммунистам, которые выкинули церкви. И никаких обязательств по немедленному решению вопроса Сумин ему не давал.

Но все, что ни делается, все к лучшему. Попытка кавалерийским образом решить проблему, не удалась. Она побудила власть искать компромисс с думающей частью общества. Родился проект «Родины». Им бы хотелось закрыть эту тему. Но она будет закрыта, когда будет приобретено здание, проведена реконструкция и в новом зале зазвучит новый орган.

Говорят о возможности переноса органа и проектировании под него зала методом обратного счета. Не надо людям пудрить мозги. Этот орган никуда никто не перенесет. Его составные части могут использоваться для строительства нового органа, но это будет уже другой инструмент.

– Это правда, что вы собирались участвовать в выборах?

– Я уже говорил, что политическая карьера в том качестве, как общество это воспринимает, для меня закончилась. Это не значит, что навсегда. Но в данном случае меня не интересуют ни выборы в Госдуму, ни выборы в областное законодательное собрание.

– Боитесь, что за вашим выдвижением снова последуют разоблачения?

– Нет, этого я не боюсь. Просто один мандат в Заксобрании ничего не решит. А выдвигаться через политические партии? Я изначально зашел к Мякушу и спросил: «Как вы смотрите, востребован я или нет. Может, мне заявиться на включение в список «Единой России»? Он говорит: «Хорошо, я переговорю с губернатором». И первый ответ был: «Юревич задумался». Но, видимо, кого-то из его окружения это напугало.

Для того чтобы понять, что происходит в других партиях, я понаблюдал, как формируются их списки, пообщался с тем же Зюгановым, Горбачевым. Пытался понять позицию Кумина, который сейчас реально стоит за челябинской организацией КПРФ. Это воспитанник господина Головлева. Реальным лидером парторганизации, конечно, является не Поклоннова. Она великолепно подходит на роль марионетки. Этим людям не нужен политический процесс, им нужны мандаты и деньги. Они готовы несколько часов просидеть в областной администрации, чтобы увериться в том, что там нарисуют коммунистам столько голосов, сколько надо.

Мы являемся участниками детской игры «Выборный процесс» или реального выборного процесса? Вот когда будет восстановлена избирательная система, будут выборы мэра, выборы губернатора, тогда и поговорим о моем депутатстве…

– А будет ли это когда-нибудь?

– Безусловно.



Дарья Лукашевская


Отклики читателей
избиратель, 28 Августа 2010 23:15
Мне нравится0
Если ты не занимаешься политикой,то политика займётся тобой :|
КВВК, 10 Сентября 2010 00:08
Мне нравится0
Значимость политика или управленца заключается в том, как глубоко он
понимает смысл происходящих событий и как способен он это понимание использовать в своих целях. С первым тезисом у Косилова всё в порядке,
а вот со вторым....похоже он над этим не задумывался. Просто было некогда, а потом оказалось поздно.  И Юревич с этим столкнётся, только
не потому, что поздно, а потому, что предателей будет ещё больше.
Интервью достаточно откровенное для тех кто, следил за событиями
в области последние двадцать лет, Желаю Косилову стойкости, здоровья
успехов в бизнесе. Собаки лают, а караван идёт!
Мы тут с мужиками обсудили., 24 Июня 2012 22:12
Мне нравится0
Тема хорошая. Но люди озёрские её не поняли, как обычно...
Перейти к обсуждению на форуме >>
По требованию российского законодательства комментарии проходят премодерацию. Мы не публикуем сообщения, содержащие мат, сниженную лексику и оскорбления, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Не допускаются сообщения, призывающие к межнациональной и социальной розни.
Добавьте Ваше мнение:*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:
Защита от автоматических сообщений
 


Внимание! Ваши комментарии будут показаны на нашем сайте только после их проверки модератором.

Сообщи новость
Если вы стали очевидцем происшествия, аварии или необычного и интересного события, расскажите об этом посетителям нашего сайта. Фото и видео приветствуются.



Погода в Озерске

18 августа 2018 - вечер

13oC, Ветер Северный 2 м/с, Облачно Без осадков

Подробнее









Последние вакансии в Озерске
Автомойщик
Грузчик
водиетль




Дополнительно
Архив
Карта сайта
Редакция
Реклама






Опрос посетителей
  1. Как проведёшь отпущенное тебе время, если апокалипсис случится в 2021 году?
архив опросов
К началу страницы    
На главную  
Новости за сегодня  
Архив  
Редакция  
Размещение рекламы